Андрей Микитюк (amikityuk) wrote,
Андрей Микитюк
amikityuk

Categories:

О книге Виктора Фарнкла «Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере»

Виктор Франкл – австрийский психолог еврейского происхождения. В 1942 году он попал в немецкий концлагерь, где помимо основной «черной» работы занимался психологической помощью другим заключенным. После освобождения в 1945 году он написал небольшую книгу «Сказать жизни «Да!», в которой обобщил свои лагерные наблюдения. Но это не книга об ужасах лагерной жизни, они в ней обозначены пунктирно, ровно насколько это необходимо для создания контекста или описания ситуации (если вас интересуют ужасы, могу порекомендовать «Искру жизни» Ремарка). Франкл поставил перед собой задачу проанализировать, как ведут себя люди в состоянии экстремального страдания, и почему у одних переживать эти страдания получается лучше, чем у других. Книга, получившаяся в итоге – не про лагерь как таковой, а про правильное отношение к жизни. Мне книга понравилась, могу порекомендовать ее всем, кого занимают вопросы о смысле жизни, личной свободе и правильном отношении к трудностям и страданиям. Ниже я привожу свою интерпретацию некоторых идей из книги.

***

Сегодня я попробую поразмышлять о страданиях в контексте книги Виктора Франкла.

Первая мысль, которая требует осознания, заключается в том, что человеческие страдания крайне субъективны. Говоря это я имею в виду, что сила страданий не зависит напрямую от силы внешних воздействий, вызвавших эти страдания. Это хорошо видно на примере влияния физического состояния на ощущение счастья и несчастья. Возьмем, например, усталость от работы. Один и тот же человек может быть несчастлив, проведя в офисе 8 часов, занимаясь рутиной, а может быть доволен, просидев все 20, выполнив важную и интересную задачу. Другой пример: человек, который считает, что «должен» похудеть, будет очень страдать от полчаса, проведенных на беговой дорожке; а, человек пробежавший свой первый марафон (в среднем это занимает от 3 до 5 часов) будет испытывать эйфорию, несмотря на усталось. Примеры можно продолжать; общая мысль состоит в том, воспринимаемые нами страдания являются скорее продуктом субъективной деятельности нашего головного мозга, чем нашей логической реакцией на окружающую среду. При этом мы сами, как люди, редко осознаем этот факт и считаем свои страдания объективной оценкой ситуации.

Логическим продолжеием предыдущей мысли будет вопрос отношения к ситуации. Как видно из примеров выше, отношнеие к трудностям оказывает более сильное влияние на страдания, чем объективная сложность этих проблем. Несчастные люди склонны концентрироваться на том, что они не могут изменить  в данный момент – на ситуации, упуская более мощный рычаг влияния на ситуацию, который, к тожу же находится под их контролем – отношение к ней. При этом, изменение отношения – это не в коем случае не автотренинг, не «позитивное мышление» и не выдача желаемого за действительное. Так, ежедневное повторение фразы «я не толстый» не помогает ни похудеть, ни перестать переживать по этому поводу своего веса (если только не произносить ее во время упражнений).

Так как же поменять отношение? Франкл вслед за Кантом полагает, что «у кого есть “зачем”, тот выдержит почти любое “как”». Это хорошо иллюстрирует пример с работой – если трудности нужны для достижения понятной цели, которую вы разделяете, то они переносятся гораздо легче, а иногда даже доставляют удовольствие. Поэтому базовый этап работы с трудностями – осознать свои цели, и понять к достижению какой из них мы идем через данное конкретное страдание. Хотелось бы предостеречь от ошибочной мысли о легкости этой задачи. Большинство из нас живут в мире навязанных целей и неумения по-настроящему чего-то хотеть. Огромное количество наших целей на самом деле навязаны нам с детства культурным контекстом, окружением, семьей, традициями. «Нужно получить высшее образование», «нужно родить до 30», «нужно выйти замуж», «нужно иметь стабильную работу», «нужно купить собственную квартиру» - все эти «нужно» мы впитываем из контекста автоматически, практически не задумываясь, как именно нас приведут к счастью высшее образование, замужество и новый автомобиль. Навязанные, ложные цели не дают нам настоящего «зачем», поэтому-то трудности связанные с их достижением так сильно мучают нас. Здесь кроется самая сложная часть процесса – если цель оказалась ложной, нужно иметь мужество отказаться от нее, несмотря на страх и неопредленность. Этот процесс очень сложно начать, потому что страх потерять уже достигнутое мешает ему. Совет о том, что не нужно заниматься нелюбимым делом, дать очень легко. Гораздо сложнее следовать ему, особенно если нелюбимая работа уже приносит деньги, которые нужны, чтобы кормить семью, помогать родителям и оплачивать ипотеку, а «любимая работа» – непонятная абстракция, которая часто не очень понятно в чем заключается. Тема истиных целей неплохо проработана в практической психологии (в качестве старта можно взять книжки Барбары Шер) , Франкл же размышляет несколько о другом аспекте процесса.

Что делать, если страдания бесцельны? Что, если они вызваны могущественной внешней силой, как заключение в концлагерь, тяжелая болезнь или финансовый кризис? Франкл говорит нам, что сама по себе идея о бесцельности таких страданий является некорректной. Нам нужно перевернуть парадигму восприятия и перестать воспринимать их как что-то лишнее в жизни, как что-то от чего нужно избавиться как можно скорее. Но на это можно посмотреть и с другой стороны: страдания даны нам для саморазвития. Например, популярный сейчас «выход из зоны комфорта» - это как раз искуственное создание себе страданий (дискомфорта), для того, чтобы развить через это новые навыки. Так почему же мы одни страдания воспринимаем как что-то позитивное, полезное, развивающее, а другие – как что-то вредное, от чего нужно избавиться как можно быстрее? Я думаю, разница лишь в том, что одни мы контролируем, а другие находятся вне нашего контроля, и от этого пугают нас сильнее. Но это не меняет сути страданий как мощнейшего инструмента саморазвития. Именно так и предлагает смотреть на них Виктор Франкл: если мы не можем изменить ситуацию, давайте думать, как можно использовать эти страдания для того, чтобы стать лучше, добиться нравственного роста.

Я закончу эти размышления цитатой из книги:

Достоевский как-то сказал: я боюсь только одного — оказаться недостойным моих мучений. Эти слова вспоминаешь, думая о тех мучениках, чье поведение в лагере, чье страдание и сама смерть стали свидетельством возможности до конца сохранить последнее — внутреннюю свободу. Они могли бы вполне сказать, что оказались «достойны своих мучений». Они явили свидетельство того, что в страдании заключен подвиг, внутренняя сила. Духовная свобода человека, которую у него нельзя отнять до последнего вздоха, дает ему возможность до последнего же вздоха наполнять свою жизнь смыслом. Ведь смысл имеет не только деятельная жизнь, дающая человеку возможность реализации ценностей творчества, и не только жизнь, полная переживаний, жизнь, дающая возможность реализовать себя в переживании прекрасного, в наслаждении искусством или природой. Сохраняет свой смысл и жизнь — как это было в концлагере, — которая не оставляет шанса для реализации ценностей в творчестве или переживании. Остается последняя возможность наполнить жизнь смыслом: занять позицию по отношению к этой форме крайнего принудительного ограничения его бытия. Созидательная жизнь, как и жизнь чувственная, для него давно закрыта. Но этим еще не все исчерпано. Если жизнь вообще имеет смысл, то имеет смысл и страдание.

Страдание является частью жизни, точно так же, как судьба и смерть. Страдание и смерть придают бытию цельность.

Для большинства заключенных главным был вопрос: переживу я лагерь или нет? Если нет, то все страдания не имеют смысла. Меня же неотступно преследовало другое: имеет ли смысл само это страдание, эта смерть, постоянно витающая над нами? Ибо если нет, то нет и смысла вообще выживать в лагере. Если весь смысл жизни в том, сохранит ее человек или нет, если он всецело зависит от милости случая — такая жизнь, в сущности, и не стоит того, чтобы жить.
 
Tags: books
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments